В суде, что на ринге,
Безжалостен бой.
Могучий соперник –
Тут нужен герой.
Вот раунд финальный,
Но гонг не звучит.
А враг не повержен,
Не сломлен, не бит.
И кажется всем, что песенка спета…
Но дело спасет
Звезда – наша Света!


Коллектив Beiten Burkhardt, 2009 г.

Это было, наверное, самое обсуждаемое назначение. Руководитель юридического департамента «Сименс» в России и центральной Азии стала генеральным директором новой компании – «Сименс Здравоохранение». Светлана Гербель – та самая железная леди, что за 20 лет работы над собой не только сохранила внешнюю красоту, но и перевернула свой внутренний мир, поборов страхи, научившись терпению и смирению.

Как ей это удалось, Светлана рассказала «Параграфу»


Переходный период

До перехода в «Сименс» я занималась юридической практикой достаточно долго. После короткого периода работы адвокатом по уголовным и гражданским делам в судах общей юрисдикции, узнав о моем владении немецким языком, который был совершенно не нужен нашему правосудию, меня пригласили в консалтинг. За 15 лет я стала партнером в иностранной юридической фирме. В среде коллег меня считали «процессуалистом», ведь я постоянно участвовала в рассмотрении судебных споров самой разной тематики. Приходилось сталкиваться со сложнейшими правовыми и жизненными ситуациями, погружаясь в них с головой и испытывая каждодневный стресс. При выработке тактики и стратегии ведения дел, находясь в поиске достойных и законных способов решения проблем своих доверителей, шлифовалось мое профессиональное мастерство.

Когда, как мне казалось, я взрастила в себе уверенность в своих силах, не беспокоясь за результаты работы до бессонницы и достигнув приличной карьерной планки, я задумалась: «Что нового смогу сделать и какую вершину покорить в следующем году?».

После 15 лет адвокатской практики, когда хорошо понимаешь, как решать проблемы клиентов, появляется ощущение если не застоя, то отсутствия резкого качественного развития. Появляются новые дела, меняются законы, но суть работы остается прежней. Что же нового? Больше зарабатывать? Но в ряду моих приоритетов материальная составляющая никогда не была главной. Хотелось развиваться профессионально: осваивать новые горизонты, повысить уровень ответственности, выйти из уютной и привычной гавани – зоны своего комфорта.

Поэтому, когда мне неожиданно предложили занять пост директора по правовым вопросам «Сименс», я согласилась, решив, что это и есть столь необходимый мне «ветер перемен» и возможность узнать другие сферы жизни и профессии, проверить себя в чем-то принципиально новом. Можно было пройти мимо открывшейся двери, но я решила рискнуть и вошла в нее с намерением попробовать эту жизнь на вкус. «Сименс» дал очень многое в плане понимания профессии юриста в ее самом широком многообразии. Пришлось освоить тонкости субординации с руководством разного уровня, научиться разбираться в ментальности коллег из других стран, расширить круг экономических, хозяйственных и правовых познаний, выстраивать отношения с государственными органами, разобраться в сложнейшей структуре и строгих правилах, сложившихся за сто лет существования концерна. Работа меня увлекла.

Через пять лет вновь появилось ощущение, что я приближаюсь к зоне если не комфорта, то стабильности. Для некоторых это вожделенная мечта, но не для меня. Мне не хватало созидания в том, чем я занималась каждый день. Фактически я лишь сопровождала реализацию задач крупной компании, а мне хотелось генерировать бизнес самостоятельно.

Возможно, в истоках стремления к новизне и крутым поворотам судьбы лежат и генетические причины. Мои предки по материнской линии в 18 веке по просьбе Екатерины II перебрались из Германии в Россию для освоения пустующих земель. Они плыли на корабле в чужую страну, навстречу холодной вьюжной зиме, в полную и, вероятно, пугающую неизвестность, не зная языка, обычаев, нравов, не имея уверенности в своем будущем, но это их не остановило.

Легко представить, но сложно сделать… Согласно сложившемуся стереотипу юрист должен заниматься правовыми проблемами, а во главе бизнес-направления должны стоять профессионалы с техническим либо экономическим образованием. Но такого рода стереотипы не должны останавливать, если человек чувствует, что способен на большее и готов учиться новому. Всегда нужно хотя бы попытаться решить поставленную задачу, даже если это кажется нереальным. Ведь, как известно, уметь желать – это почти достигнуть желаемого.

Я уведомила о своих планах руководство, и восприняты они были с пониманием. Мы обсудили возможность выполнения дополнительного функционала Key Account Manager – менеджера по работе с ключевыми клиентами. Так, в дополнение к своим обычным служебным обязанностям, я начала отвечать за развитие взаимоотношений компании с одним из ее крупных заказчиков. Моя основная задача – помогать менеджерам по продажам грамотно предлагать наши продукты клиенту и для начала разобраться во всех тонкостях и нюансах системы закупок. В крупных компаниях, как правило, существует достаточно сложная иерархическая структура принятия решений, и нужно четко понимать, как все функционирует. Имея широкий ассортимент оборудования, зачастую менеджеры по продажам приходят к одному и тому же заказчику параллельно друг другу, не согласовав свои действия заранее, тем самым раздражая заказчика и отнимая у него драгоценное время. Поэтому хорошо себя зарекомендовал «принцип одного окна», то есть человека, который точно знает, как устроена внутренняя кухня заказчика. Это не продажи как таковые, а помощь в налаживании четкой и быстрой коммуникации, которая ориентирована на создание максимально удобной для заказчика схемы работы с концернами-гигантами.


Покорение вершин

Постепенно я поняла, что не испытываю дискомфорта, общаясь с потенциальными заказчиками даже по вопросам, в которых я не специалист. Мне удавалось обсудить, предложить, а иногда и реализовать оборудование из нашей продуктовой линейки. И это логично – позади большой опыт продаж юридических услуг, навык общения с людьми, умение уважать чужие желания, что вызывает ответное доверие.

Параллельно я осознала, чем мне интересно заниматься внутри компании. Безусловно, реализацией медицинского оборудования – оно ближе всего к людям и их ежедневным потребностям. Чтобы разобраться в тонкостях продаж и достоинствах оборудования, я прошла несколько внутренних тренингов. К медицинскому оборудованию я чувствую некую эмоциональную привязанность – оно помогает вовремя диагностировать заболевания и спасать жизни. Есть и личная причина – жалобам близкого мне человека врач не придал значения и не направил на обследование. Время было упущено…

Работая в иностранных компаниях, начинаешь нормально относиться к самовыдвижению сотрудников. Для россиян еще недавно это был нонсенс и проявление личной нескромности. Узнав о предстоящем освобождении поста руководителя «Сименс Здравохранение», я впервые решилась обратиться с просьбой о рассмотрении моей кандидатуры. Я не надеялась, что кто-то станет меня продвигать, а открыто заявила о своем желании. Объяснила, что стремлюсь к освоению нового, уверена в своих силах и считаю себя достойной участвовать в конкурсе. И здесь надо отдать должное моему будущему руководителю – он согласился рассмотреть мою заявку на этот ответственный во всех отношениях пост.

Помимо меня, на должность гендиректора претендовали четверо кандидатов, причем все мужчины с медицинским или инженерным образованием и многолетним опытом работы в концерне. Соревнование оказалось трудным: шесть интервью в России и Германии, в ходе которых специалисты экзаменовали меня по самым разным направлениям. Спрашивали о развитии бизнеса, планах по удаленному управлению сотрудниками в российских регионах и в центральной Азии, о психологических свойствах моей личности, проверяли стрессоустойчивость. Отбор продолжался три месяца и в итоге выбор пал на меня. Для немецкой компании, как мне показалось, принятое решение было нестандартным – женщина из России, юрист по образованию, без опыта работы в медицинском бизнесе. Я расценила это как аванс и большое доверие, которое необходимо оправдать.


Знакомство: цель выполнима

Во время погружения в тонкости новой должности страха перед неизвестностью практически не было. Вся предыдущая профессиональная жизнь была подготовкой к этому новому этапу. Главное, что меня беспокоило – проблема с наращиванием объема продаж в условиях стагнирующего рынка, осложняющаяся санкциями. Но я была уверена в своей команде – людях, на которых можно положиться, зная их преданность общему делу и высокий профессиональный потенциал.

Сложно завоевывать доверие коллектива, найти отклик у врачей и инженеров, доказать им, что, не взирая на юридический, а не привычный технический бэкграунд, можно профессионально управлять компанией.

У любой компании есть проблемы, главное, чтобы руководитель не отмахивался, а помогал их решать. Сотрудники должны видеть, как вы действуете в конкретной ситуации: огульно никого не критикуете, а всеми силами пытаетесь найти выход из тупика. Такому руководителю коллектив будет доверять.

Мне повезло – я научилась доверять людям, и многие задачи делегирую, не пытаясь все и за всех сделать сама. Спокойно отношусь к тому, что могу чего-то не знать. Если мне недостает технических знаний, открыто прошу поддержки у более опытных коллег. При таком подходе, сотрудники, как правило, тут же приходят на помощь, ощущая свою вовлеченность в общее дело и свою значимость как специалиста. Большинство будет стараться это доверие оправдать и выложится по максимуму.

Разочарования происходят крайне редко, но тут ничего не поделаешь, это жизнь. К примеру, если человек не привык к дисциплине и порядку, то с ним сложно работать. Все сотрудники разные – одного следует сдерживать, другого поощрять, но никому не следует мешать.

Меня подводили не так часто, и я всегда давала людям второй, а иногда и третий шанс. Ошибки неизбежны – странно утверждать обратное. Право на ошибку позволяет сотруднику прийти с проблемой вовремя, пока она не превратилась в катастрофу вселенского масштаба.

Стараюсь слушать и слышать. Если мне не по душе то, что человек хочет до меня донести, всегда даю возможность подробно высказаться. Пытаюсь понять, отчего наши взгляды так расходятся. Считаю себя справедливым человеком и при возникновении интриг или разногласий стремлюсь выслушать все стороны. Всегда объясняю, почему приняла то или иное решение. Когда мне что-то не нравится, предпочитаю обсудить ситуацию. Если цель невыполнима и сотрудник вовремя обратил на это внимание, цель можно изменить. Можем поспорить, например, на тему, что лучше – делать дело медленно, но качественно или быстро, но с огрехами.


Гендерное равенство

Свобода невероятно важна для каждого. Нам говорят, чего нужно достигнуть, но не говорят, как это сделать. В этом «как» и заключаются наша свобода, творчество и креатив. Сейчас у меня нет целей, которые я сформулировала для себя сама, как это было в мою бытность юристом. Мне доверено выполнять цели, сформулированные компанией. Речь идет о стратегии развития компании в регионах.

Даже находясь в статусе гендиректора, я обязана ежегодно представлять для оценки или, скажем так, для включения в кадровый резерв двух своих преемников. Фактически я должна постоянно оценивать и искать в коллегах сильные стороны и способности, на которые можно будет полагаться в дальнейшем, но которые следует развивать уже сейчас. И на задворках сознания день и ночь горит «микросенсор», напоминающий, что через несколько лет на моем месте должен быть другой сотрудник. Жестко, но это так. Постепенно к этому привыкаешь, осознавая, что в этом есть свой стимул и резон.

Можно слукавить и назвать не самых сильных сотрудников. Но мне претит мысль, что однажды вклад моих предшественников и мой будет уничтожен слабым игроком, поэтому в нашей команде исключительно профессионалы. Дело должно жить и развиваться независимо от того, кто будет находиться у руля, и каждый должен иметь реальную возможность проявить свои способности управленца.

Есть мнение, что в России построить карьеру женщине сложнее, чем мужчине. Но если сравнить Россию с некоторыми европейскими странами, то очевидно, что у нас достаточно либеральное общество, в котором исторически отсутствует негатив к работающим женщинам. Истоки кроются в том, что после революции женщины работали наравне с мужчинами. А после Второй мировой войны работоспособных мужчин стало так мало, что страну поднимали в основном женщины, успевая при этом получать образование и растить детей. Тогда как в некоторых странах вплоть до 1960 года мужчины выдавали своим женам письменное разрешение на право работать.

Женщин в достижении значимой карьерной высоты в нашей стране, на мой взгляд, сдерживает совсем другое – гендерный барьер тут вторичен. Женщине сложно решиться сделать шокирующее признание: «Я хочу большего». У меня есть коллеги, которые прекрасно справляются со своими обязанностями, в них есть потенциал для куда больших достижений, но им необходимо, чтобы об этом сказал руководитель. Сами они вряд ли решатся сделать первый шаг. Даже получив предложение, женщина зачастую начинает паниковать: «А вдруг я не справлюсь!». Ведь они более ответственно (да простят меня мужчины) относятся к своим обязанностям. Мужчина, даже наверняка понимая, что задача ему не «по зубам», как правило, соглашается на лестное предложение. Женщины не такие авантюристки. Они ко всему подходят серьезно, долго обдумывают ситуацию, взвешивая свои силы. Чтобы женщина развивалась в профессии, руководитель должен ее поощрять и подбадривать.


Гордость женщины

Работа – прекрасное и очень увлекательное дело, но только пока все остальное в сравнении с ней не становится обузой. Балансируя на этой тонкой грани, главным своим достижением я все-таки считаю сыновей. Очень ими горжусь. Старшему 19 лет, он поступил в Технический университет Мюнхена, а младшему 16 и пока он учится в школе. Оба в совершенстве владеют немецким и английским языками, могут объясниться на французском, даже побеждали на всероссийских языковых олимпиадах. Самое важное для меня, чтобы они стали хорошими людьми, создали семьи и смогли самореализоваться – нашли свои сильные стороны и любимое дело, которое позволит каждому быть «в потоке» и в гармонии с собой. Не хочу, чтобы они совершили ошибку и занимались чем-то неинтересным только потому, что это модно или приносит хороший доход. Мы старались дать им воспитание и необходимый инструментарий, чтобы они сами выбирали, где им жить и чем заниматься.


Зарядка для мозгов

Работа над собой – кропотливый, но интересный путь. Остановка хотя бы на день ведет в никуда. Я selfmade woman. С горстью самых разных страхов я справилась сама: прочла кипу специальной литературы, анализировала различные ситуации, искала закономерности.

Человеку крайне сложно что-то в себе поменять, мы все стремимся к стагнации и к пребыванию в зоне комфорта. Здесь важно уметь договориться с самим собой. Ведь, вылезая из скорлупки, человек испытывает не самые приятные ощущения, и важно понять, зачем ему это нужно.

Я договорилась с собой, что каждый день буду делать три новые вещи. Они могут быть до смешного простые, важна регулярность. Специалисты советуют – перестаньте каждый раз заказывать салат «Цезарь», решитесь попробовать то, чего никогда не выбирали раньше. Зайдите в новый магазин или ресторан, поезжайте на работу новым маршрутом, заговорите с тем, с кем раньше ни за что не стали бы общаться. Если постоянно делать что-то непривычное, жизнь становится значительно интересней. Из нее уходит обыденность и рутина. Но толк будет, только если заставлять себя вне зависимости от настроения и усталости продолжать это упражнение каждый день. Желательно усложнять его – разучивать сонеты Шекспира, рисовать красками, читать «трудные» книги, полетать в аэротрубе, отправиться в путешествие «по неведомым дорожкам».

Сегодня, например, я буду общаться с новым человеком, необходимость встречи с которым вызывала у меня сомнения, но в рамках моего мейнстрима – это правильная идея. Кроме того, это упражнение создает новые нейронные связи. По сути, это еще и зарядка для мозга, которая со временем приобретает все большую актуальность.

Очень люблю природу и животных. В фильме «Приключения Электроника» был веселый эрдельтерьер Рэсси. В 14 лет у меня появилась эрдель Дорси, я дрессировала ее, занималась многоборьем и участвовала в соревнованиях. Еще тогда я поняла, что собакам дрессура и обучение дают чувство вовлеченности, близкой коммуникации, которое важно для них не меньше, чем для их хозяев. Не так давно мы завели померанского шпица Догги, весом всего два килограмма, которую я научила танцевать, ходить на задних лапах, брать барьер и вытирать лапки после прогулки. Она умеет по-настоящему улыбаться и понимает много слов! Приходя домой после трудного дня, первый, кто бросается ко мне и радостно исполняет ритуальные танцы и мизансцены на тему: «Я тебя обожаю», – это Догги, без которой расслабиться было бы значительно труднее. Еще есть аквариум со скатами, которые меня тоже успокаивают.

Недавно увлеклась вокалом. Окончив музыкальную школу по классу скрипки, я всегда хотела петь. Хороший музыкальный слух достался мне от отца, предки которого родом из уральской деревни, где был создан популярный в советское время Уральский народный хор. Оказалось, что пение – невероятно приятное расслабляющее занятие. Прежде чем начать петь, нужно настроить правильное дыхание. И эта подготовительная работа приносит столько же удовольствия, что и сама распевка. Я делаю это исключительно для себя. Могу спеть на украинском, немецком, английском и даже на языке ханты.

Книги часто читаю параллельно: на русском, немецком и английском. Научилась откладывать в сторону те, которые не вызывают во мне отклика. Сейчас читаю три книжки: «Сильнодействующее лекарство» (Артур Хейли), GirlsNight (Jessica Adams) и «Квадрант денежного потока» (Роберт Кийосаки).

Друзья – важная часть моей жизни. Созваниваюсь со школьными и институтскими товарищами. Если бываю в Салехарде или Екатеринбурге, не упускаю возможности встретиться лично. Ходим в театры и филармонию, катаемся по Москва-реке и ездим на шашлыки, просто гуляем и изредка захаживаем в караоке и на дискотеки.

Кроме того, у меня много родственников, и все мы поддерживаем близкие отношения, несмотря на расстояния, разделяющие нас. Часто бываем у них в Германии. Всей семьей ездили на три недели в Штаты, где встречались с родственниками по линии дедушки и бабушки – Гербель и Файль, предки которых в 1778 году прибыли в Россию из Германии. Затем в 1910 году часть из них эмигрировала в Америку. Надо было видеть счастливого 86-летнего Ноэля Файля из штата Канзас, который приехал, захватив с собой родственницу в инвалидной коляске и сообщил нам, что он впервые выбрался из своего городка и проехал более 200 километров, чтобы встретиться с родней из России. Он рассказал историю нашего рода. А Дональд Гербель записал и подарил историю рода. В наших семьях сохранились одни и те же старинные снимки, а мою маму назвали в честь американской родственницы. Дедушка с бабушкой рассказывали, как в период голодомора на Волге их спасли от смерти родственники, уехавшие в Америку и прикладывающие к каждому письму по 10 долларов, обменяв которые в «Торгсине» можно было купить немного еды. Я очень рада, что смогла поблагодарить потомков этих замечательных людей.


Мечты сбываются

Почти все детские мечты я воплотила в жизнь. Из скромной, даже застенчивой девочки я превратилась в уверенную в себе женщину. Хотела получить высшее образование – у меня два диплома. Хотела выучить иностранный язык – знаю два. Хотела жить на Большой Земле – у меня квартира в столице. Мечтала объездить весь мир – и действительно много где побывала: и в Центральной Азии, и в Европе, и в Америке, и по России поездила немало. Верила, что родители будут мною гордиться – и это так. Характер, воспитание и окружение – это то, что дали мне мама и папа, оба, кстати, юристы.

Процесс внутренней работы над собой бесконечен – всегда есть над чем потрудиться. Есть два качества, в оттачивании которых я, как мне кажется, продвинулась, но пока не достигла идеала, ибо он недостижим. Говорю о терпении (всегда хочется всего и сразу) и о смирении. Всегда стремлюсь сделать все, что в моих силах, и даже чуточку больше – и потом отпускаю ситуацию от сердца, говорю себе: «Я сделала все, что могла, ситуация такая, какая она есть, и будь что будет». При этом я не могу сказать, что не представляю свою жизнь без работы. Однажды я точно скажу: «С меня хватит». Но явно не сейчас.

А еще я мечтаю жить на берегу моря. После 15 лет, проведенных на Северном полярном круге – месте спецпоселения моих предков, депортированных туда на «вечные времена», – я намерзлась на всю оставшуюся жизнь. И мне недостает солнца. Прекрасное северное сияние не сможет его заменить.

Мечты сбываются, я это знаю наверняка!

Беседовала: Ксения Богданова

Фотограф Роман Коновалов

За помощь в организации съемки благодарим Академию боевых искусств World Fighting



Вы лидер юридической, корпоративной, комплаенс или GR функции?

Приглашаем Вас, Ваших коллег и знакомых – руководителей и заместителей по правовым, корпоративным, комплаенс и GR вопросам принять участие в самом полезном, оригинальном и веселом юридическом событии года

Legal Executive Assembly

20+ спикеров, 10+ интерактивных сессий, 100+ коллег и ни слова об изменении законодательства! Такого еще не было! Не пропустите! Количество мест ограничено!

Подробнее здесь