Часть 1. Голова коровы.

… Что-то шершавое и чмокающее бесцеремонно вторглось под коврик, в который завернулся помощник гида. Знакомьтесь, человек в коврике – это слегка (да ладно уж, не слегка) татуированный инструктор, который встретился с нашей группой на вокзале в Минводах и является помощником гида. Гид – ни разу не экскурсовод по Кавказу, а разрядник по альпинизму. Это означает, что остановки в походе сокращаются до минимального времени. Мы собрались для восхождения на высочайшую гору России и Европы – Эльбрус (5642 метра). 21 человек, но на вершину взойдут далеко не все.

Акклиматизация начинается с альпбазы Уллу-Тау в солнечной Кабардино-Балкарии. База расположена на высоте 2380, основана давно – в 1936 году.  Уровень готовности к недостатку кислорода должен быть достаточным, чтобы вчерашний офисный работник мог самостоятельно подняться и спуститься вниз с тех высот, где летчики уже надевают кислородные маски. На эту альпбазу мы приехали через пограничный пост в начале ущелья. Для граждан России достаточно паспорта, для остальных необходимо заранее оформлять пропуск.

От погранпоста – еще вверх по ущелью к границе с Грузией. На древнем ПАЗике восьмидесятых годов прошлого столетия ползём порядка 15 километров. Новый транспорт поднять в ущелье от основной дороги, соединяющей север и юг Кабардино-Балкарии, сложно. Основная дорога заканчивается лестницей, напоминающей мультфильм про Кунг-Фу Панду.

Самая запоминающаяся часть этого мини-восхождения: идущие сверху и снизу должны разойтись на узенькой лестнице, сохраняя шаткое равновесие и цепляя друг друга рюкзаками. Остроты чувств добавляет двигающаяся рядом, в 30 – 40 сантиметрах, платформа с грузом, свалиться возле которой перспектива не прельщает.

Итак, после многочисленных ступенек мы сели наверху в ПАЗик. Несмотря на тряскость, в дороге комфортно и – вот уже приехали. Ставим палатки в лесу и варим ужин, попутно слушаем страшилки про Черного альпиниста (или реликтовых гоминидов, кому как больше нравится). Бесцеремонные коровы приходят на рассвете за несъеденным хлебом и, нимало не стесняясь храпа, залазят языком всюду, в том числе вещи и котелки.

Часть 2. Чью палатку унесло в озеро ?

Задача акклиматизационного периода – приучить организм переносить физическую нагрузку и эффективно «работать» в условиях пониженного давления и недостатка кислорода. Редкие счастливчики обходятся без одышки, головной боли, иногда – тошноты и рвоты при подъёме выше 4000 – 5000 метров. Готовят вчерашних юристов и  прочих клерков пешими подъёмами, – разумеется с рюкзаками на спине, – и ночёвками на возрастающей высоте. Ставшие модными у спортсменов маски, ограничивающие вдох и имитирующие горные условия, не могут создать пониженное атмосферное давление. Поэтому именитые сборные, особенно по цикличным видам спорта, подготовку в предсоревновательный период проводят на высокогорье. Спустя некоторое время после возвращения на привычные равнины организм буквально «выстреливает» по всем физическим параметрам.

Так вот, первый акклиматизационный выход состоялся на следующий после приезда день. От базы немного спустились вниз и бодрым поначалу шагом направились по тропинке вверх, снова вверх, ещё выше. Солнце в зените, и вот уже пот льётся градом, а смоченный в ручье бафф не спасает затылок от жары. К полудню наша цепочка растягивается на пару сотен метров.

Спустя полдня движения вверх достигаем Ледяного озера. Ветер усиливается и попытка установить корпоративный флаг терпит фиаско. У незадачливых соседей, покинувших палатку, её мигом сносит, к счастью – по склону вверх, а не в ущелье.  Обладатели временного жилища этого не замечают, поскольку увлечены трапезой. На вопрос гида о принадлежности бултыхающейся в воде палатки безмятежно пожимают плечами. Мигом отрезвляет лишь беглый взгляд на место, где стоял пятью минутами раньше переносной домик туриста.

Чуть позже приходят знакомиться местные обитатели флоры и фауны, привлечённые запахом пищи.

Темнота надвигается вместе с похолоданием и озеро полностью оправдывает свое название. От него веет дыханием оставшейся на этой высоте зимы.

Часть 3. Забираемся выше.

За первым акклиматизационным подъёмом следует другой, ещё выше и длиннее, еще тяжелее. Стартуем рано утром, но то, что кажется пыткой в мегаполисе, здесь кажется естественным и нормальным. Ночью организм полноценно насыщается кислородом, и, несмотря на отсутствие пуховых перин в палатках, утром все чувствуют себя отдохнувшими.

Спустя четыре часа ходьбы зона зелёных лугов сменяется каменными осыпями, и через еще три часа на одной из них ставим палатки, уже в который раз. Добро пожаловать на Кичкидарские ночёвки. Высота 3 200, и здесь мы ночуем.

Погода меняется очень резко, как и везде в горах. Одно и тоже место может быть приветливым и солнечным, а через минуту окутаться порывами ветра, сгоняя туриста ниже и ниже.

Часть 4. Учимся цепляться и карабкаться.

Из заполненного соснами ущелья Уллу-Тау мы переместились на склон Эльбруса. Ночёвки в разряженном воздухе на ещё большей высоте – завершающий этап. С каменной гряды чуть выше Приюта Одиннадцати в закатных лучах отлично видна «семерка» Донгуз-Орунбаши.  Когда позволит погода, выйдем на завершающий подъём.

От скал Пастухова (высота 4433 метров) вниз к палаткам (4018 м).

Здесь же, из этих палаток, мы выходим на склон, чтобы сымитировать падения и на снежном склоне научиться зацепляться ледорубом. В экстренных случаях, во время падения, это небольшой, но всё же шанс задержаться на склоне и не подарить МЧС сомнительное удовольствие поисково-спасательных работ.

Часть 5. Поспать на высоте 5 416 м.

Погода дала окно на восхождение всего в 1-2 дня, которые надо использовать. Ранний, вернее, поздний (в час ночи) подъём, за которым следует монотонное движение вверх. Примерно через час двое из группы поворачивают обратно, ещё через два от нас остаётся примерно половина. Те, кому тяжело, могут пока еще самостоятельно вернуться обратно. В пределах прямой видимости лагеря серьезных рисков немного. Если с кем-то случается ЧП выше, под вершиной, то с ним обратно должен идти инструктор. Поскольку одну группу оставить инструктор не может, значит, возвращаются все.

В четыре утра погода ухудшается. И хотя ветра нет, поднявшиеся облака затрудняют видимость. Идти становится всё труднее. В шесть утра останавливаемся в седловине между Западной (5642 м) и Восточной (5621 м) вершин, где относительное затишье. Здесь можно подремать. Гид принимает решение, несмотря на облачное небо, двигаться дальше вверх. Западную вершину огибает пробитая в снегу тропинка, вдоль которой натянут страховочный трос. На протяжении всей тропинки приходится останавливаться чаще и чаще, потому что дыхания не хватает.

Завершающая часть подъёма идёт по предвершинному склону. Двести метров можно идти очень долго, потому что дышать нечем и силы остались километром ниже. Или остановиться и повернуть обратно, если усиливается ветер. На высоте это происходит неожиданно. Долгожданная вершина даёт небольшое затишье между волнами надвигающихся облаков. Несколько фото – и сразу вниз. Рассиживаться некогда, надвигается непогода. Что удивительно, двумя километрами ниже нет ветра, тепло и можно ходить в футболке. Есть ли радость? Да. Потому что тяжело, но смогли. Потому что не свернули от слепящих порывов ветра обратно. Потому что можно рассказывать внукам, что дед не офисный юрист. К слову, поднялась только треть группы из 21 человек.

Итак, геодезическая отметка, – 5 642 метра, вершина Европы, – достигнута.

Серьезное послесловие.

К сожалению, почти каждый год в горах Кавказа кто-то гибнет на восхождении или на спасработах. Принимая решение взойти, каждый должен для себя взвесить все риски. Потому что есть семья и близкие – на одной чаше, на другой – спортивные амбиции, стремление доказать самому себе, что не «…работаешь в офисе» как персонаж шнуровской песни. Тот, кто собирается подниматься очень высоко, должен по-другому относиться к нравственности: он не может рассчитывать, что в опасной ситуации кто-то обязательно бросится его спасать. Он не имеет права этого ждать и должен рассчитывать только на себя. Это жестоко, но это правда. Кто считает иное – смотрите фильм «Эверест» и оставайтесь в офисе.

 

 

Автор Георгий Баганов, адвокат BGP Litigation