По гороскопу она Лев. Лев и есть, эдакая железная леди. 230 подчиненных – это же целая юридическая армия! И всеми нужно управлять без права на ошибку. Каждому поставить соответствующую его знаниям и опыту задачу, все решения проконтролировать, свести в систему, чтобы работала на пользу общему делу. Ох, не женская эта работа…

Право – это сложная система

У меня никогда не было цели добиться успеха. А с другой стороны, всегда хочу во всем быть лучшей. Но не просто, чтобы сказать: «Я – лучшая!» – а именно добиться наивысшего результата. Для меня очень важно, чтобы знания имели прикладной характер. Например, в детстве я очень любила математику. Ночами не спала, старалась найти сложную задачу, и могла всю ночь напролет ее решать. Сделать то, чего раньше никто не мог, найти выход из сложной ситуации, который никому не пришел в голову, – это приносит мне удовольствие.

Львиная воля
Татьяна Кузьмина. Фото: Роман Коновалов

Вообще, я с детства была лидером. Еще в детском саду задавала себе вопрос: «Почему меня все слушают?» Легко получалось подбить друзей, например, сбежать в лес. А поздно вечером тебя встречают родители с ремнем…

Когда я стала старше, начала задумываться, кем я могла бы быть, какую пользу могла бы принести своими знаниями? Я, конечно, выяснила, что есть прикладная математика и кибернетика, но, к сожалению, в Калининграде, где я росла, не было такого факультета. Был физмат, куда меня брали без экзаменов за успехи на олимпиадах, но я подумала, что это слишком просто.

Увидев экономико-правовой факультет, я решила, что, раз там есть слово «экономика», значит, должна быть и математика. И я поступила на экономико-правовой факультет. Из экономики там оказалось, что и у всех на юрфаке: бухгалтерия, политэкономия… Первые два курса учиться было очень тяжело, потому что неинтересно. Преподавали одну историю в разных ее видах. Было ощущение, что у меня стоит мозг. Я никогда не готовилась к экзаменам, выезжала исключительно на памяти. Преподаватель однажды поймал меня на том, что на лекции я решала логарифмические уравнения. Очень обиделся и предложил перейти на другой факультет.

Открытие пришло во время экзамена по гражданскому праву на третьем курсе. До меня вдруг дошло, что право – это тоже система, все разложено в определенные конструкции. В зависимости от того, как я их могу друг с другом соединять, можно приходить к очень интересным решениям. Как только мне это открылось, я стала лучшим студентом, мне все стало интересно. Я поняла, как могу на практике применять свои знания.

Дирижер оркестра

Одиннадцать лет я проработала в команде «Промсвязьбанка». Это были очень интересные годы. Постепенно рос банк, и я вместе с ним. Акционеры давали мне полную свободу действий, и было признание того, что я делала. А самое большое мое достижение – это команда юристов, которая осталась после моего ухода.

Я считаю, что перетягивать все задачи на себя, это ловушка. Тогда ты должен 24 часа быть на работе и всегда все знать. Мне гораздо интереснее «вкладываться» в людей, открывать их возможности, прокладывать мостики от их знаний до применения их навыков на пользу компании.

Меня можно назвать системным человеком, я люблю все структурировать. Работать в полном хаосе с постоянной сменой функционала одного и того же человека для меня просто нереально. Однако немного места для хаоса все-таки должно быть. Я не представляю себе творчества в жестких рамках. А творчество для меня очень важно. Поэтому, с одной стороны, я создаю системные конструкции, а с другой – у меня есть участки, в которых я действую абсолютно расслабленно, без жестких правил.

Моя команда – это большой оркестр, где каждый исполняет свою партию. Стоит только взмахнуть дирижерской палочкой, и я каждого ощущаю на кончиках пальцев. Для меня важно, чтобы каждый получил такое задание, которое он может выполнить лучше других. Очень часто у талантливых юристов в голове чего только нет, а мостика, по которому передавались бы все их идеи, не существует.

Львиная воля
Татьяна Кузьмина. Фото: Роман Коновалов

Для чего мы нужны? Чтобы вся организация работала с прибылью и максимальным эффектом. А максимальный эффект – это сделки, конкретный бизнес, новые продукты, грамотное позиционирование компании.

А когда юристы с прекрасным опытом и хорошими знаниями не могут способствовать достижению результата, это юристы-формалисты («как спросили, так и ответил», «я сделал все, что мог, а вы решайте»). Как правило, в них много самолюбования, они любят поговорить о высоком, а на деле – пшик.

Такой человек, как павлин, показывает, что, наконец, разобрался с проблемой и открыл для себя сакральное знание. При этом ответа на вопрос: что все это значит? – нет. В результате заказчики (те, кто задает вопросы) испытывают недоумение и раздражаются. Вот почему для юриста важно научиться отвечать на вопрос: что это значит?

Жесткий стиль

В Газпромбанке, где теперь я работаю под руководством первого вице-президента Елены Борисенко – талантливого юриста и современного управленца, мы уже заканчиваем процесс тонкой настройки взаимоотношений с коллективом. Любой человек – это уникальная личность. Нужно дать ему возможность расти и раскрываться. Мы провели индивидуальную оценку членов команды. Теперь у каждого юриста есть возможность раскрыть свой потенциал.

Благодаря Елене Адольфовне теперь в банке собран свой уникальный оркестр. Мы учимся взаимодействовать друг с другом и с бизнесом, выстраиваем систему управления задачами. Коллектив большой: в головном офисе в юридическом департаменте 80 человек и 150 юристов в филиалах.

Юристы во Владивостоке и в Москве должны понятно и предсказуемо оценивать один и тот же риск. Ситуация, в которой каждый изобретает свой собственный подход, с точки зрения бизнеса, непрогнозируемая и непрозрачная. А в нашем поведении должна быть предсказуемость. Плюс – в этом случае люди станут меньше времени тратить на одни и те же задачи, что более эффективно.

Важно, чтобы юристы занимались самыми сложными и интересными проектами. Когда высокопрофессиональный специалист тратит свое время на рутину, мы, купив его дорого на рынке, попросту зря потратим деньги.

Могу сказать: в чем-то у меня жесткий стиль руководства. Если мы, например, не выдерживаем сроки, если некачественно отвечаем на вопросы, это может привести к разрушению сделки. Либо к серьезным претензиям, ощутимым для компании. Здесь я проявляю жесткость в том, чтобы и сроки соблюдались, и качество работы было на уровне. Иначе зачем мы присутствуем в компании? Только потому, что умеем красивую визу рисовать либо ставить препоны для сделок? Самый удобный вариант – всегда быть против… Развитие профессиональных качеств, соблюдение сроков, выполнение графиков – к этому я отношусь довольно жестко.

А в чем-то я более мягкая. Например, поняла, что сотруднику надо давать право на ошибку. Даже свою требовательность можно проявлять по-разному. Если к тебе приходит сотрудник, а ты с ним излишне жестко разговариваешь, он просто столбенеет, и это полностью перекрывает все его возможности. Он уже не в состоянии выдавать идеи, потому что ему страшно высказать какую-то мысль.

Я постоянно ищу баланс. Конечно, важно четко сказать человеку, в чем он не прав. Но нужно и оставить место для творчества. Не только указывать на ошибки, но и поощрять. И отмечать, где действительно талантливо сделано. Когда юристу дается задача, его дело – ее детально уточнить, а дальше его никто не трогает. Мне, чтобы к этому прийти, потребовалось достаточное количество лет. Я осознала, что надо давать возможность человеку самому добиться чего-то. Когда мы начинаем ставить задачи и при этом рассказывать, как это сделать, мы вкладываем свою голову в чужую. А может быть, это стоит сделать другим, более коротким путем? И кто-то найдет более интересное решение.

Львиная воля
Татьяна Кузьмина. Фото: Роман Коновалов

Но если юристу важно работать ровно с девяти до шести, иметь только свою узкую специфику, для него у нас есть рутинные задачи. Их нужно вычленять, чтобы у тех, кому интересно развиваться, было больше времени на это. Получается, что мы удовлетворяем потребности людей с разными запросами.

Иногда всем юристам надо делать техническую работу. Для меня это не проблема. Если стоит задача срочно зарегистрировать сделку, и я осталась один на один с документами, мне нетрудно взять их и прошить. Но я встречала юристов, которые говорили: «не царское это дело», «я не для этого пришел к вам на работу». Получается, это не член команды, а некий самовлюбленный гражданин.

Клин клином

Был момент, когда я могла поддержать исключительно профессиональную дискуссию, потому что я по 14 часов проводила на работе. А в свободное время – изучение нового регулирования и чтение профессиональных журналов. Я вдруг поняла, что из коммуникабельной леди превратилась в человека, который может говорить только о проблемах права и управления юридической функцией.

А как же кино, театр, книги, фильмы? Я это осознала лет пять назад. Сама заметила, что в дискуссиях, которые не касаются права, я всегда молчу. Мало того, нет даже ни одной идеи! А ведь когда-то и музыкой увлекалась, и в театр ходила. Книг прочитано много, но давно. В отношении книг я всегда была всеядна, читала все, что под руку попадется. И только позже стала выбирать.

И вдруг возникло ощущение, что вокруг пустота. Первое, что сделала – начала слушать музыку. Оказалось, что последние 10 лет я вообще не включала дома музыку. Потом я вспомнила, что люблю балет. Стала ходить на него, на концерты классической музыки.

Сейчас я по-прежнему часто слушаю музыку. Есть такая группа – Parov Stelar. Она очень оптимистична: смешная, забавная и даже авантюрная. Часто их слушаю. Люблю орган. Но это когда есть некий налет грусти. Клин клином, что называется. Потом, как правило, приходит хорошее настроение.

Люблю гулять в парках. Одно время, очень непродолжительное, занималась бегом. И пришла к выводу, что больше нравится просто ходить. Вместе со мной гулять невозможно: я очень быстро хожу, за мной бывает трудно угнаться.

Семья – это важная часть моей жизни. Самые дорогие и близкие люди. Горжусь своим сыном Дмитрием и радуюсь его успехам. Люблю своих друзей. Так уж сложилось, что многие из них юристы.

Для меня важно делать то, что нравится. Если есть драйв завершить какой-то проект вместо похода в театр, это мой собственный выбор. Кто сказал, что в жизни должен быть четкий баланс? Почему я обязана жить в каких-то рамках? Пока я увлечена делом. А если мне захочется путешествовать, я буду путешествовать. Главное – быть счастливой.§

Редакция благодарит за помощь в организации съемки музыкальный салон «Мир Музыки»