Достопочтенный Лорд Вулф главный судья Англии и Уэльса считается одним из самых продуктивных британских юристов. Его школьный учитель сказал, что юный Гарри Вулф никогда не сможет стать барристером. Сегодня Лорд Вулф тайный советник царствующей королевы Великобритании и член ордена Кавалеров Почета.

Лорд Вулф
Лорд Вулф, главный судья Англии и Уэльса

Он прошел путь от обычного барристера до одного из самых известных судей Великобритании. Его профессиональная деятельность посвящена правосудию и верховенству права. И не важно о каком споре идет речь: будь то разрешение продавать контрацептивы несовершеннолетним (1983), вызвавшее невероятный общественный резонанс, или же крах традиций и изъятие латинских терминов из британского законодательства. Нельзя не вспомнить вошедший в историю отчет Вулфа (Woolf Report) о состоянии государственных тюрем. Сегодня его выдающиеся профессиональные качества ни у кого не вызывают сомнений. О встречах с королевой и своем карьерном пути, о том есть ли на самом деле баланс между работой и личной жизнью, Лорд Вулф побеседовал с нашим корреспондентом.

Мне не приходилось работать лично с королевой Англии в качестве тайного советника. У Совета две роли: историческая и юридическая. В случае смерти монарха, чего не случалось уже 65 лет, члены Тайного Совета собираются для поддержания законного наследника. К тому же, Тайный Совет исполняет роль заключительного апелляционного суда для колоний и территорий британской Короны.

Justice is carried out in the name of the Crown (правосудие осуществляется от имени короны). В британском законодательстве у королевы особый статус.

Елизавета II, царствующая королева Великобритании

По конституционному праву королева и корона – гаранты правосудия и верховенства права, и делать различия между статусом и личностью королевы не приходится. Однако, подобные нюансы иногда проявляются, но как правило это связано с частной собственностью.

Традиция диктует, что королева выбирает тему разговора, а не ее собеседник. Я всегда придерживался этой линии при встречах с ней.

К праву меня привлекли истории о великих юристах прошлого и то, что однажды мне сказали, что я не смогу стать юристом. Кроме того, барристеры практикуют самостоятельно, а значит мой успех исключительно результат моих собственных стараний, что, согласитесь, весьма важно.

Самое трудное в моей работе – уметь отделять профессиональную ответственность юриста от личных убеждений. Судьи часто сталкиваются с противоречивыми делами, что порой приводит к заблуждению, о существующем противостоянии между общественностью и судьями. На самом деле, люди понимают, что только независимость судей может обеспечить верховенство права в самых путанных делах. Поэтому не стоит называть судей «врагами народа».

Правосудие должно быть доступным. Только в таком случае возможны верховенство права и настоящая демократия.

Королевкий суд Лондона

Я никогда не старался добиться баланса между работой и личной жизнью. Я стал юристом до того, как завел семью, и работа всегда была на первом месте. Однако, именно моя карьера показала мне насколько важно иметь семью. Все свое свободное время я почти всегда посвящал семье. Еще я занимаюсь культурной и благотворительной деятельностью и надеюсь, что они хорошо на меня повлияли.

Сейчас многие говорят о своих soft skills, как о личных достижениях. Мне нечего сказать о собственных навыках. Пусть об этом говорят другие.§

Текст предоставили: Анастасия Дашковская, Кирилл Дашковский