Максим Федоров, в прошлом — руководитель юридического департамента компании BPC Banking Technologies, с 2017 живет и работает в Женеве. Историей о том, как за три месяца ему удалось найти работу в консервативной Швейцарии, Максим поделился с нами в интервью.

Лейсэн: Максим, расскажите о своей текущей роли?

Максим: Я работаю в компании Geneva Management Group. Компания была образована в 2000 году как мульти-семейный офис. А сейчас занимается широким кругом вопросов в сфере управления благосостоянием для high net worth individuals  –  от управления активами до юридического структурирования. Кроме того, у нас есть свои проекты в недвижимости в Европе, куда мы даем возможность инвестировать и частным клиентам.  Моя роль официально называется “Business Development”. Я отвечаю за взаимоотношения с клиентами и партнерами, связанными с Россией и СНГ.  Исторически компания была больше ориентирована на рынки США, Европы, на Ближний Восток. Моя задача достаточно амбициозна – вывести компанию на новый для нее «русскоговорящий» рынок.  Я с одной стороны продолжаю работать в сфере юриспруденции, международного структурирования, но в то же время отвечаю и за адаптацию продуктов, продажи, маркетинг, выстраивание партнерской сети.

Л.: Что вас сподвигло на переезд?

М.: Супруга получила предложение о переводе в Швейцарский офис ее компании. Мне хотелось, чтобы мы всей семьей (у нас двое детей) оставались вместе. Это было непростое для меня решение: пришлось многое оставить в России и отказаться от ряда карьерных перспектив.

Л.: Расскажите, где вы работали до переезда в Швейцарию?

М.: В течение 10 лет до переезда я работал на разных позициях в компании  BPC Banking Technologies, в то числе долгое время возглавлял юридический департамент. Компания предоставляет технологические решения для индустрии электронных платежей, включая банковский прессинг, системы фрод-мониторинга, и многое другое. Помню, когда пришел в BPC в 2007 году, это была небольшая локальная компания. На момент моего ухода у BPC были клиенты в 70 странах и офисы более чем в 10 странах! Работая там, я объездил весь мир и поработал в самых разных культурах.  Очень рад, что моей команде довелось участвовать в этой международной экспансии, решать связанные с ней интересные юридические и не только задачи.

Л.: Максим, у вас получился тройной вызов! Сменили компанию, индустрию и страну. С какими сложностями вы столкнулись при переезде из Москвы в Женеву?

М.: Основная сложность для меня — это изменение своего мышления с бэкофисной роли юриста в сторону поиска и исследования новых возможностей для бизнеса.

И потом, в Швейцарии принято считать, что найти работу быстрее, чем за два года – это удача. Мне же удалось найти работу за 3 месяца. Потребовалось приложить определенные усилия.

Л.: Что было ключевым фактором, который помог вам так быстро найти работу в Швейцарии?

М.: Наверное, желание ее найти. Когда я пришел на первое интервью в мою текущую компанию, здесь не было открытой позиции. Но партнеров фирмы заинтересовало мое резюме. Они размышляли над выходом на российский рынок, но на тот момент еще не начали искать команду. Фактически роль была создана с нуля. Мы вели переговоры в течение трех месяцев и в итоге пришли к соглашению.

Л.: Что помогло смотреть на рынок шире? Большинство людей на вашем месте начали бы искать такую же работу, как в своей стране, или с понижением в должности, или в деньгах.

М.: Первым делом я отправил более 60 запросов в юридические фирмы и адвокатские кабинеты. Основной фидбэк по итогам собеседований заключался в том, что без юридического швейцарского образования юристы здесь никому не нужны. Когда я это понял, сделал две вещи.

Во-первых, подал документы в Женевский университет и, пройдя процедуру признания российского диплома в качестве бакалавриата, поступил учиться в магистратуру. Проблема в том, что степень Магистра здесь преподается на французском. Поэтому я поступил в летнюю языковую школу и за пару месяцев смог дотянуть язык до уровня А2, но для поступления в магистратуру требуется B2. Это, видимо, еще год обучения. Поэтому пришлось отложить эту идею.

Параллельно раздумывал над работой в других сферах. У меня был ранее полученный в Англии executive MBA, но не было достаточного «коммерческого» опыта работы. Оценив свои «конкурентные стороны», пришел к выводу, что у меня есть, во-первых, сеть контактов в России, потом —  понимание российских реалий, желание не терять связь с Россией, и образование в сфере юриспруденции и экономики. Плюс любовь к путешествиям и challenges. Все это очень хорошо вписывается в мою текущую роль. И, видимо, эта комбинация показалась интересной моему нынешнему работодателю.

Л.: Как вы попали на собеседование?

М.: Это интересная история. Когда мы переехали, мы жили в районе Champel.  Каждое утро я выходил на пробежку в соседний районе Eaux-Vives. Это все почти в самом центре Женевы. По ходу подмечал интересные вывески компаний, а возвращаясь домой —  изучал информацию о понравившихся и, если мне компания казалось интересной, отправлял им письмо с предложением о сотрудничестве, вкладывая резюме и credentials. Именно это в итоге сработало.

Л.: Что помогло договориться о финансовых условиях?

М.: Хорошая новость в том, что заработные платы в Женеве по сравнении с Москвой выше, поэтому возможно сохранить уровень дохода. Да и это не было приоритетом, если честно. Вышел на работу в Женеве практически на аналогичные финансовые условия при понимании, что часть дохода будет привязана к выполнению планов продаж. Проблема в том, что здесь расходы существенно выше московских, плюс прогрессивная шкала налогообложения.

Л.: Какие факторы нужно учитывать при переезде в Швейцарию помимо высоких расходов на проживание?

М.: Расходы на медицинскую страховку и на медицину в принципе внушительные. Важно этот расход учитывать, особенно, если компания не все компенсирует. Страховка является обязательным условием для получения вида на жительство (даже если человек не работает, ее обязательно придется делать).

Другая история со сложностью получить разрешение на пребывание с правом на работу, так как обычно для приглашения иностранного гражданина на работу компании нужно обосновать, почему она не может нанять местного. Эту проблему здесь решают по-разному. Но в целом, Швейцария не самая удобная страна для переезда.

Еще одна проблема языковая. В Женеве в бытовом плане часто приходится переходить на французский язык. Дети в Женевских школах учатся на французском. Здорово, что у них есть программы адаптации. Старшая дочь буквально за год начала изъясняться. А я в первые недели после переезда просто набивал русский текст в Гугл Переводчике и показывал швейцарцу телефон с переводом.

Кроме того, в Швейцарии любят тишину. Все свято соблюдают закон, который запрещает нарушать тишину в определенное время. Например, в связи с этим стиральные машины в домах располагаются в подвальных помещениях или на первых этажах. (Один раз было забавно: в доме, где мы смотрели квартиру, стиральные машины стояли на первом этаже, а через стеклянную стенку от прачечной (в буквальном смысле) была переговорная офисов, которые располагались в том же здании). С одной стороны, это требует уважения к тишине окружающих людей, с другой — привыкаешь к тому, что с уважением относятся и к твоей тишине. Приезжая в Москву, на контрасте ощущаешь высокий уровень шума.

Л.: Если вернуться к профессиональной деятельности, какое право вы практикуете?

М.: Интересный вопрос. По вопросам, связанным с недвижимостью и сделками в разных юрисдикциях часто используем право Англии, а так же Швейцарии, Люксембурга. Плюс локальное право страны, где располагается объект. По вопросам структурирования — весьма разные юрисдикции.  У нас сильная экспертиза внутри компании по ряду стран, но часто привлекаем и локальных специалистов. Цена ошибки часто высока и поэтому мы работаем только с лучшими.

Л.: Планируете ли вы получать местное образование?

М.: Думаю о получении степени Магистра наук по управлению благосостоянием. Это интересно и поможет мне в новой профессии. Это обучение не требует ежедневного присутствия в университете и преподается на английском. Как альтернативу этому рассматриваю получение степени TEP. А вот степень магистра права, видимо, не добавит ценности, т.к. в Швейцарии много своих сильных юристов с «полным» местным образованием и опытом работы.  Я эту идею пока отложил, но не отказался от нее полностью.

Л.: Какие новые перспективы открываются перед вами в связи с приобретенным опытом работы?

М.: Мне интересно работать в family office’ах (семейных офисах) — организациях, нацеленных на сохранение и приумножение состояний, принятие инвестиционных решений. Интересно было бы самому научиться принимать такие решения. Но пока в этой части наблюдаю за работой коллег из инвестиционного департамента —  все бывшие банкиры с десятками лет опыта. Есть у кого поучиться.

Л.: Можете сравнить работу в Москве с работой в Женеве с точки зрения командной работы и корпоративной культуры?

М.: В Москве больше иерархии. Как правило, есть один человек, принимающий ключевые решения. Правильно или неправильно, уже другой вопрос. Здесь же, даже если приходишь к акционеру, он тебя возвращает к ответственному менеджеру и говорит: «Как менеджер скажет, так и делай. Я занимаюсь другими вещами». Есть четкое разграничение ответственности. В команде каждый имеет право голоса, даже вновь пришедший человек, не имеющий сложившейся репутации. Каждое решение рассматривается с разных углов, и как следствие, принимается взвешенно и неторопливо. В компании поддерживается доброжелательная атмосфера и здоровый образ жизни. Например, существует еженедельная практика совместных спортивных тренировок совместно с акционерами и директорами.

Л.: Как выстраивается ваша профессиональная сеть контактов внутри и вовне фирмы?

М.: Внутри фирмы — это взаимодействие с партнерами и коллегами. Вовне взаимодействую с сотрудниками семейных офисов состоятельных лиц в России, с юристами, налоговыми консультантами, банкирами, страховыми брокерами, экспертами по планированию наследования или по недвижимости из Швейцарии, Англии, Люксембурга, России и других стран. Здесь работает LinkedIn без VPN, что дает неограниченную возможность расширять сеть контактов.

Л.: Что нужно знать профессионалу, начинающему работать в швейцарской компании?

М.: Швейцарцы ценят выдержанность, неторопливость в принятии решений. При этом Швейцария ментально, как мне кажется, ближе к русским, чем, например, Англия. По крайней мере люди много знают о России, о культуре. Многие даже знают несколько слов на русском. Швейцарцы часто сталкиваются с русскими по работе (банковский сектор и трейдинг товарами — очень важная часть бизнеса в Швейцарии).

Л.: Какими качествами нужно обладать, чтобы быть востребованным профессионалом в Швейцарии?

М.: Во-первых, не бояться нового. Будучи зрелым профессионалом, быть готовым меняться. Это про открытость изменениям и готовность брать риски. Во-вторых, внимательно наблюдать за изменениями вокруг, как меняется индустрия, какие тренды. В третьих, учиться и развивать необходимые компетенции.

Л.: Какое напутствие вы бы дали юристам и руководителям юридических департаментов, которые размышляют над работой в других странах?

М.: Все начинается с желания. И далее — начать, по возможности, с образования здесь.

Л.: Ваш пример вдохновляет. Прежде всего тем, что нашли в себе смелость оставить статусную должность и переехать в чужую страну. Благодаря выходу из зоны комфорта вы открыли для себя новую профессию и можете развиваться практически в любой стране.

Беседовала Лейсэн Шаяхметова, юридический хедхантер и коуч, основательница CareerBooster.ru, проекта по поиску призвания и стратегиям карьеры