Фото: www.thelawyer.com

Джон Коппин (Jon Coppin), имея двадцатилетний опыт работы в юридических фирмах Norton Rose, Shearman & Sterling и Hogan & Hartson оставил карьеру юриста в 44 года.,. Несколько лет он работал психотерапевтом в государственной клинике, после чего открыл собственную практику. Теперь он помогает людям, работающим в лондонском Сити найти баланс между профессией и жизнью.

 

В нужном месте в нужное время, или головокружительная карьера юриста

Когда я был совсем молод и не знал, чем хочу заниматься, то решил пойти учиться на психолога. К концу обучения я рассмотрел варианты работы, но не нашел ничего, что меня действительно бы привлекло. Да и предложения по оплате меня не впечатлили. В итоге решил попробовать себя в юриспруденции и получил диплом юриста (СРЕ).

Я оказался в нужном месте в нужное время и попал на стажировку в Norton Rose в практику слияний и поглощений, где обнаружил к своему великому удовольствию, что хорошему юристу надо быть креативным, уметь общаться с людьми и постоянно искать выходы из разных непростых ситуаций.

Достаточно быстро я вырос до партнера. У меня ушло на это всего шесть лет. К тому моменту перед молодым специалистом открывались великолепные перспективы. Когда американские фирмы стали приходить в Лондон и искать юристов в штат меня уже хорошо знали на рынке. Мне снова повезло, и снова я оказался в нужном месте в нужное время – я стал «номером два» по слияниям и поглощениям в американской фирме Shearman & Sterling.

Это был очень динамичный период. Shearman & Sterling вели себя в Лондоне крайне амбициозно, у нас была отличная команда, мы были энергичны и агрессивны и смогли завоевать место на самом привлекательном в то время рынке.

Я проработал в Shearman & Sterling четыре года, после чего получил очень заманчивое предложение от Hogan & Hartson.

Я партнер – что дальше?

Карьера развивалась головокружительно, все шло хорошо. Я достаточно быстро стал партнером Hogan & Hartson.

И тогда пелена с моих глаз начала спадать. Я партнер —что дальше? Ты четко видишь свое будущее и начинаешь задумываться о том, чем ты действительно хочешь заниматься в жизни. И пришел к выводу, что на самом деле не хочу быть юристом до конца своих дней. Я решил упорно работать до тех пор, пока не обеспечу себе возможность заняться чем-то другим.

Так прошло еще десять лет. Я никогда не делал тайны из своих планов, и всем говорил, что собираюсь выйти на пенсию в 45 лет, но никто мне не верил. Ко мне приходили люди, предлагали мне сделки, а я отвечал: – «А ты в курсе, что через 18 месяцев я ухожу на пенсию?» – «Ну да, ну да», — отвечали мне.

На пенсию в 44 года

В 44 года я осознал, что с финансовой точки зрения мне больше не надо работать.

Закрыл сделку по продажи компанией Ford своего подразделения Jaguar Land Rover компании Tata. Когда работа над этим проектом подошла к концу, мне показалось, что завершить на этом карьеру было бы вполне естественным.

Я думаю, идея ухода из профессии нравится многим юристам, они ее обдумывают и обсуждают, но не решаются. Когда я покидал фирму, многие говорили «и мне хотелось бы так же!».

Детей у меня не было, поэтому мне было проще, но все равно изменений оказалось очень много. Ко многим вещам пришлось привыкать. От привычной работы легко устать, но при этом в ней много позитивных моментов. Я думаю, люди получают куда большее удовлетворение от того, чем они заняты, чем готовы признать.

Для меня смена профессии была медленным органичным процессом. Я знал, что хочу сменить работу, но был слишком занят, чтобы спланировать все заранее. Для начала я  уехал в Эксмур и целый год просто отдыхал. Немного поработал волонтером по борьбе с бедностью вместе с Фондом финансовой поддержки (Financial Inclusion Fund) на западе графства. В  какой-то момент вновь начал задумываться о психологии. Оказалось, что первый диплом психолога дает мне право продолжить обучение и получить степень магистра.

Примирить профессиональную функцию с личной реальностью

Продолжить учебу оказалось сложнее, чем я думал. Когда я сдавал письменные работы было немного унизительно, что мне указывают на неправильно оформленные ссылки. Я же партнер юридической фирмы и привык слышать только похвалу о прекрасных документах, которые я готовлю.

Я привык думать как юрист, включать логику и аналитику, поэтому освоить дисциплину, в которой одна сплошная неопределенность и загадки человеческого разума было непросто. В отличие от других студентов, прошлый опыт работы оказался для меня скорее недостатком, нежели преимуществом. Но оно того стоило.

Я закончил учебу в 2013 году, и какое-то время работал психотерапевтом в государственной клинике, после чего открыл свою практику.

Мне потребовалось достаточно много времени, чтобы разработать правильную модель работы с целевой аудиторией. Мне хотелось работать именно с людьми из Сити. Там совершенно особая среда, и людям со стороны сложно понять тех, кто в этом варится. А я проработал в этом 20 лет и прекрасно понимаю, с чем они ежедневно сталкиваются.

Мало кто трудится больше и упорнее юристов в Сити. Забота о себе означает, что надо стараться не уходить в работу с головой, беречь себя. Редко кто способен примирить свою профессиональную функцию и окружающие ее мифы со своей личной реальностью. Поверьте, это может быть очень непросто. Я стараюсь помочь в этом людям.

Хорошенько подумайте, подходит ли вам юриспруденция. Здесь вы можете построить блестящую карьеру, попутно освоив фантастические навыки, полезные и в других областях. Только когда я стал завсегдатаем заседаний советов директоров, то осознал, что инстинктивно могу делать то, что не под силу окружающим меня бизнесменам.

Оригинальный текст: Ричард Симмонс для www.thelawyer.com

Литературный текст: Александра Торро

Оригинальный перевод: Бюро переводов “AXINOM”