Пока The Paragraph Magazine готовит обзор заработных плат российских глав правовых департаментов, предлагаем ознакомиться с компенсациями коллег в США, опубликованную американскими коллегами.

Исследование подготовлено на основании отчетов компаний из списка Fortune 1000 за 2017 год.  Но не каждый юрист компании из списка Fortune 1000 участвует в рейтинге зарплат юристов.

Например, золотой призер рейтинга директор по правовым вопросам “Morgan Stanley” Эрик Гроссман сейчас является самым высокооплачиваемым руководителем юридического отдела в мире и появился в рейтинге впервые в 2017 году. В прошлом году общий доход г-на Гроссмана составил 6 948 750 долларов США. Сюда входит зарплата в 1 миллион долларов и целых 5 948 750 долларов бонусов.

Обзор классифицирует глав юридических департаментов по общей сумме денежных выплат, представляющих собой комбинацию основной заработной платы, бонусов, а также вознаграждений, не связанных с владением акциями (вид выплат, который предоставляется на усмотрение компании и часто зависит от результатов работы сотрудника).

Компания “ALM Legal Intelligence”, проводившая исследование, не учитывала в рейтингах вознаграждения в форме акций и опционов, однако собирала информацию об этом, зачастую очень важном, куске пирога заработных плат. В обзоре говорится, что в дополнение к денежным выплатам Гроссман получил более 3 миллионов долларов вознаграждения в форме акций, что вряд ли можно назвать незначительным.

Конечно, далеко не каждый руководитель юридического отдела получает зарплату суперзвезды, как у Гроссмана. Зарплаты глав юридических департаментов компаний из списка Fortune 1000 показывают неоднородные результаты, причем доходы по некоторым показателям стали ниже, чем в прошлом году.

ЗАРПЛАТА-ПОБЕДИТЕЛЬ

Если вы хотите достичь уровня зарплат “Morgan Stanley” в США, для начала можно попытаться стать главным юристом компании в отрасли финансов. В течение нескольких последних лет финансовая отрасль в Америке лидирует по уровню заработной платы глав юридических департаментов наравне с индустрией развлечений. По мнению управляющего директора консалтинговой группы “Semler Brossу” Тодда Сирраса (Todd Sirras), это обосновано.

“Главы юридических департаментов компаний в отрасли развлечений заключают большое количество сделок, тогда как в финансовой отрасли они имеют дело с высоко-регулируемой средой”, – говорит Сиррас. Такая дополнительная регулятивная работа может быть объяснением того, что второе место в этом году также занимает юрист из компании финансового сектора.

Общая сумма денежных выплат главного юриста компании “American Express Co.” Лорен Сигер (Laureen Seeger) составила 6 718 385 долларов США. Её базовый оклад в 815 385 американских долларов выглядит еще привлекательнее с дополнительными 5 034 000 долларов премии и 869 000 долларов вознаграждения неакционного характера. Она также получила около 2 миллионов долларов вознаграждения в виде акций и опционов.

В отличие от Гроссмана, Сигер является ветераном рейтинга зарплат – она присутствует в пятерке лидеров в течение трёх последних лет. И демонстрирует устойчивый рост, поднявшись на одну позицию вверх с третьего места в прошлом году.

Третье место в этом году занял еще один давний лидер обзоров зарплат, Герсон Цвайфах (Gerson Zweifach) из компании “Twenty-First Century Fox Inc.”. Фактически Цвайфах имеет самый высокий в списке базовый оклад в 3 миллиона долларов, и получает 2,5 миллиона долларов вознаграждения неакционного характера. Он также получил 2 370 310 долларов США вознаграждения в виде акций.

Оба лидера рейтинга не ответили на запросы исследователей либо отказались комментировать данную информацию.

Четвертое место в списке 2018 года принадлежит руководителю юридического отдела в отрасли развлечений (и возможному будущему коллеге Цвайфаха) Алану Брейверману (Alan Braverman). Несмотря на то, что главный юрисконсульт компании “Walt Disney Co.” получил в 2017 году внушительную сумму в 5 165 000 долларов США, по сравнению с его денежным пакетом предыдущего исследования, она понизилась более чем на 1 миллион долларов. Этот доход оказался недостаточным для того, чтобы поместить Брейвермана на первое место, которое он занимал в 2015 и 2016 годах.

Новичком в пятерке лидеров этого года стал главный юрист компании “Leucadia National Corp.” Майкл Шарп (Michael Sharp) с общим размером денежных выплат в 5 миллионов долларов. Глава юридического департамента компании из отрасли пищевой промышленности вытолкнул главного юриста компании “CBS Corp.” Лоренса Ту (Lawrence Tu) из пятёрки лидеров на шестое место.

Пока не в топ-5, но очень близко находятся два самых известных штатных руководителя юридических отделов технологических компаний – директор по правовым вопросам “Microsoft Corp.” Брэд Смит (Brad Smith) и глава юрдепартамента компании “Netflix Inc.” Дэвид Хайман (David Hyman). Сиррас отмечает, что по мере того, как технологические компании, особенно “Netflix”, больше взаимодействуют с индустрией развлечений, рост заработных плат в этой отрасли будет наблюдаться у большего количества главных юристов.

ОБЩАЯ КАРТИНА

Однако обзор заработных плат содержит гораздо больше информации, нежели только рейтинг зарплат глав юрдепартаментов. Он также отслеживает ежегодные тенденции показателей выплат для 100 главных юристов компаний с самыми высокими зарплатами. В этом году был выявлен ряд положительных и отрицательных моментов.

Начнем с плохого: средний размер общих денежных выплат понизился на 4,2 процента по сравнению с данными прошлого года. Средний размер денежных выплат в обзоре этого года составил 2 028 221,00 долларов США по сравнению с 2 117 469 долларами США прошлого года.

Общий размер вознаграждений неакционного характера понизился на 7,4 процента, с 1 201 865 долларов в 2016 году до 1 113 017 долларов в прошлом году.

Чтобы вы не волновались, предоставим немного контекста: в среднюю заработную плату прошлого года входили вознаграждения неакционного характера бывшей главы юрдепартамента компании “Altria Group Inc.” Дэнис Кин (Denise Keane) в размере 8 062 000 долларов США, – огромной суммы, которую исследователи связали с тем, что она ушла в отставку после более 40 лет работы в табачной компании.

Если исключить громкий компенсационный пакет Кин, то средний размер вознаграждений неакционного характера прошлого года составил 1 124 415 долларов США, что делает понижение неакционных выплат этого года, а, следовательно, и размер общих выплат, намного менее резким, чем кажется на первый взгляд. Без доходов Кин общий размер заработной платы все равно уменьшился, но только на 0,5 процента.

Хорошей новостью является то, что, несмотря на снижение общего размера заработной платы, средние оклады демонстрировали увеличение на 2,5 процента, до 717 183 долларов США, а размер средней премии вырос на 31,1 процент, достигнув 1 472 965 долларов США. Стоит отметить, что менее 20 процентов из 341 руководителя юридических отделов, включённых в обзор, сообщили о традиционных премиях; однако большинство получающих дополнительные выплаты получили их в форме вознаграждений неакционного характера.

По словам Сирраса, отличие между премиями и вознаграждениями неакционного характера только в том, “как вы это называете”. Иными словами, дополнительные компенсации получили практически все участники рейтинга.

Соучредитель и управляющий партнёр консалтинговой компании “BarkerGilmore” Джон Гилмор (John Gilmore) говорит, что небольшое падение общего размера зарплаты может быть признаком горизонтального роста и изменений в крупных юридических отделах компаний из списка Fortune 1000.

В этом году средний размер денежных выплат глав юридических департаментов обзора из нижней половины списка Fortune 1000 стал на 9,8 процентов выше по сравнению с результатами прошлого года, тогда как главные юристы компаний из верхней половины Fortune 1000 наблюдали меньшее повышение, – только около 2 процентов.

“Мы наблюдаем, что крупные компании не были достаточно эффективны, и это отразится на премиях сотрудникам, а мелкие и средние компании продемонстрировали себя в прошлом году чрезвычайно эффективно”, – говорит Гилмор. “Таким образом, в мелких и средних компаниях процент повышения (по размеру денежных выплат) намного выше, чем в крупных компаниях”.

Гилмор предполагает, что разница в повышении выплат между главами юрдепартаментов средних и крупных компаний может быть причиной изменения роли юридических лидеров в мелких компаниях. Если главные юристы компаний из верхней части списка Fortune могут занимать свои должности уже несколько лет, то специалисты средних и мелких корпораций сейчас могут только начинать свой рост.

“В (компаниях) среднего размера главы юридических департаментов получают повышение в должности и соответствующее увеличение заработной платы за повышение ответственности”, – говорит Гилмор. “Главы юрдепартаментов крупных корпораций являются главным компонентом руководящей команды в течение длительного времени”.

Что касается акций, некоторые виды вознаграждения являются популярнее остальных. Средняя стоимость акционного вознаграждения в обзоре этого года поднялась на 4,1 процент, тогда как средняя стоимость опциона на акции упала на 23,1 процент.

“Это часть долгосрочной тенденции перехода к акциям полной стоимости и ухода от опционов на акции”, – пишет Сиррас.

В этом году главным получателем акций в обзоре стала Ким Синатра (Kim Sinatra) из компании “Wynn Resorts, Limited”, её общая сумма вознаграждения составила 10 815 000 долларов США. Второй стала Лаура Шумахер (Laura Schumacher) из “AbbVie Inc.” с размером вознаграждения в 7 681 631 долларов США.

УСТОЙЧИВАЯ РАЗНИЦА В ОПЛАТЕ ТРУДА

Обзор 2018 года также показывает, что в отношении денежных выплат женщинам-главам юридических департаментов необходимо пройти определённый путь, чтобы достичь равенства со своими коллегами-мужчинами.

В прошлом году женщины составляли всего 24% высокооплачиваемых главных юристов рейтинга. В этом году эта цифра практически незаметно увеличилась до 25%. Из 100 самых высокооплачиваемых руководителей юридических отделов только 23 являются женщинами, из которых менее 10% принадлежат к неевропеоидной расе.

А количество женщин в главной десятке упало с двух до одной в этом году, оставив Лорен Сигер из “American Express” единственной женщиной в группе. “Самое главное различие в оплате женского и мужского труда (для инхаус юристов) происходит на уровне глав юридических департаментов”, – говорит Гилмор. По его словам, опубликованный в 2018 году компанией “BarkerGilmore” внутренний Отчёт о заработных платах штатных юрисконсультов продемонстрировал, что женщины-главы юридических департаментов получают лишь 78% от той зарплаты, которую получил бы главный юрист-мужчина.

Различие между главами юридических департаментов-мужчинами и главными юристами-женщинами в обзоре было менее заметным, но все же присутствовало. Средний общий заработок женщин-главных юристов в рейтинге составил около 95% от среднего заработка мужчин. Однако, учитывая размер сумм, о которых идет речь, это небольшое различие становится значительным. Средний размер денежных выплат для женщин в рейтинге заработных плат составил 1 147 793 долларов США, – это более чем на 50 000,00 долларов ниже среднего заработка мужчин – 1 205 580 долларов США.

Тем не менее, данное различие возможно будет устранено. По словам Гилмора, он наблюдает, что ежегодный рост зарплат женщин-главных юристов происходит быстрее, чем мужчин, и он видит, что многие компании фокусируют внимание на недостаточно представленные гендерные группы в своих руководящих командах.

Президент Национальной ассоциации женщин-юристов Ангела Беранек Брандт (Angela Beranek Brandt) говорит, что инхаус-юристы находятся на пути к равенству в оплате труда, хотя этот путь очень долгий. “Среди инхаус-юристов наблюдается прогресс в увеличении процента женщин-глав юрдепартаментов”, – высказывается она. “Совершенно ясно, что чем больше женщин будет занимать высокие должности, тем меньше будет становиться разница в оплате труда. Но это медленный процесс”.

За перевод статьи благодарим Бутик переводов А+