Не так давно случилось обсуждать складывающиеся тенденции в управлении юридической функцией и развитии юридической профессии с несколькими руководителями юридических департаментов нескольких российских компаний федерального уровня.

Что я вынес для себя из этих разговоров:

Состояние юридической среды и место юридического отдела

  • В целом юридические руководители смотрят на юридическую и судебную среду в России со сдержанным оптимизмом. С одной стороны, отдельные громкие дела со спорными вердиктами не радуют, но в большинстве своём воспринимаются как единичные аномалии.  Признаётся колоссальный прогресс и эволюция за последние десять-пятнадцать лет, невзирая на то, что в целом система далека от идеальной.  Как метко выразился один из собеседников: «Наш президент недавно сказал, что мы пока ещё только строим правовое государство.  Вот и не надо впадать в панику по поводу того, что какие-то элементы пока ещё работают с огрехами».
  • У юридических инструментов, естественно, есть границы. Но в рамках этих границ задача юридического департамента – отрабатывать на все 100%, не делать ошибок, предотвращать проблемы.

Ценность юридической работы

  • Ценность юридической работы для компании, реноме и роль юридического департамента сильно зависят от внутренней убеждённости руководителя в той пользе, которую он(а) приносит, и от его(её) амбиций. Хочет он(а) быть стратегическим партнёром бизнесу, невзирая на изначальный скепсис этого бизнеса?  Это совершенно реально, но требует целенаправленных усилий и специальной стратегии.  Не хочет руководитель этим заниматься – будет прозябать в роли «пожарника» и постоянно жаловаться, что его (её) не ценят и не вовлекают в нужные решения.
  • В своей массе юридические руководители уже воспринимают «клиентоориентированность» или «бизнес-партнёрство» как естественный формат взаимодействия юридического департамента и бизнеса. Как выразился один из собеседников: «Это как почистить зубы утром – обсуждать, надо ли это делать, уже даже неприлично».
  • Но некоторые отмечали, что в стремлении выстроить конструктивные отношения с бизнесом, нельзя перегибать палку, потакая всем запросам. Ценность юриста — в независимости его мнения, важно её не терять.
  • Один из собеседников также подверг критике распространённое во многих компаниях разделение на «фронт-офис» (департаменты, взаимодействующие с клиентами) и «бэк-офис» (поддерживающие функции), считая его контрпродуктивным. По его словам: «Если решение о форме и факте заключения сделки принимает юрист, и он же проводит 80% переговоров по контракту, то как можно говорить, что он приносит меньше ценности, чем «бизнес», согласовавший несколько финансовых параметров?
  • Любопытным показался подход к определению собственной ценности одного из руководителей: что юридический департамент участвует в создании прибыли через создание системы правовой безопасности. Позиция базируется на одном из тезисов экономической теории о том, что для того, чтобы заработать прибыль, надо на себя принять риски.  А потом заработанное ещё и сохранить.  Собственно, в этом и состоит задача юридического департамента: чтобы риски, которые принимала компания, были адекватны и не излишни тем целям, которые компания перед собой ставит, и чтобы потом заработанное не отобрали — как конкуренты, так и государство.
  • Один из подходов в управлении рисками: транспарентность в раскрытии последствий людям, принимающим решения, согласование с бизнесом, и принятие максимум возможных усилий по снижению риска и его последствий.

Соотношение права и GR

  • Практические все мои собеседники отметили возрастающую роль government relations (управления взаимодействием с государственными органами).
  • Но большинство не согласны считать, что стоит выбор «или юридическая поддержка, или GR» и что GR будет подменять собой юридическую работу, отмечая, что эти направления, хотя и должны работать синергетически, различаются как по задачам, так и методам и технологиям их решения. При этом игнорировать GR полностью тоже неправильно, так как формирование правильной регулятивной среды, учитывающей баланс частного и публичного интереса — должно быть одной из задач юридического отдела.  А как это достигается технологически — вопрос технический.
  • Один из навыков юриста, который всё больше становится востребованным в ситуации повышения роли GR — умение вести переговоры и по-человечески общаться с представителями госорганов: госорганы любят общаться именно с представителями компаний, а не нанятыми сторонними специалистами.

Управление затратами и повышение эффективности

  • Главный тренд последних лет: повышение эффективности управления и качества юридической поддержки с одновременным сокращением бюджетов на обеспечение работы юридической функции. Но при этом запрос на сокращение затрат не специфичен к юристам — это справедливо в отношении всех «поддерживающих функций».
  • Требования по повышению отдачи от затрат на юридическую функцию, как правило выливается в:
    • Избавление от «мусорных» процессов
    • Сокращение издержек
    • Максимизацию IT-решений, прежде всего в отношении типовых и рутинных процессов и сделок
  • Некоторые примеры из практики моих собеседников:
    • Из всего массива работы департамента выделить работу, которую может сделать «неюрист», и отдать её другим подразделениям, а юристам оставить только то, что требует соответствующей специальной квалификации.
    • Стандартизировать и автоматизировать то, что может быть стандартизировано и автоматизировано, прежде всего типовые и рутинные операции: шаблоны, конструкторы договоров (например, FreshDoc), стандартная переписка, автоматизация подачи исков в типовых ситуациях и т.п.
    • Применять здравый смысл: надо ли судиться по каждому поводу, или разумно установить нижний лимит?
  • «Правильного» количества юристов и размера затрат на юридическую функцию нет — в схожих по размеру компаниях может быть и 1 юрист, и 20, и 200. Важно договориться, что именно юридический отдел делает — а чего не делает, — и  какие задачи решает в рамках оговорённого бюджета.

Новые технологии

  • Большинство собеседников скептически относятся к термину LegalTech, считая что вокруг него много ненужного хайпа, при этом считая, что глава юридического отдела обязан эффективно и оптимально использовать все доступные ему технологии и технологические ресурсы: от шаблонов договоров и программных продуктов по управлению договорами (Contract Management Software) до автоматизированных систем для ведения чатов и организации работы служб поддержки.

Есть над чем задуматься…

Владельцы заводов, газет, пароходов. Три мифа, о которых стоит знать юристам

Андрей ШПАК, Руководитель исследовательско-консалтингового направления Центра управления благосостояния и филантропии бизнес-школы СКОЛКОВО