Наталья ТотахевагеНаталья Тотахеваге – сейчас она юридический директор в организации, название которой нельзя раскрывать по соображениям конфиденциальности. А еще она магистр психологии, бизнес-коуч и организационный консультант. Сегодня ее имя – это уже бренд, а на заре девяностых она изучала право со страниц «Российской газеты. Когда в стране не хватало юристов, способных поддерживать международный бизнес, не испугалась и начала работать с колес, будучи совсем молоденькой студенткой. В ее резюме только громкие имена: «Ассоциация европейского бизнеса», Johnson & Johnson, Novartis – и  это далеко не все. Профессиональный опыт Натальи не линеен, она на все смотрит с точки зрения helicopter view. Но ближе к делу. Сегодня Наталья поможет окунуться в мир психоаналитического коучинга, который не просто помогает достичь желаемого, а улучшает качество жизни во всех ее проявлениях.

Вторая профессия

Мой путь к коучингу начался в 2008 году. На лидерской программе по управлению изменениями в INSEAD я купила книгу Манфреда Кетс Де Врис «Мистика лидерства». Меня захватил увлекательный анализ типов, а главное, пороков лидерства, его влияния на организационную культуру. Через два года в рамках получения МВА в Высшей школе бизнеса Университета Кейптауна мне назначили executive coach. Вместе мы прошли дорогу из 12 сессий, итогом которой стало достижение моих «бизнесовых» и личных целей. Сразу скажу, что эти сферы жизни разделять нельзя.

Для того чтобы использовать коучинговый подход в менеджменте, я прошла обучение и получила сертификат коуча ICF. Многочасовые сессии с клиентами на безвозмездной основе, необходимые для получения сертификата, ясно дали понять, что то, чем я занимаюсь, – это отдельная профессия, не менее увлекательная, чем юриспруденция. А главное, радовал результат – трансформации приводили клиентов к желанным целям.

Решила продолжать практику коучинга в свободное от работы время. Примерно через год я заметила, что клиенты, достигнув целей, будь то продвижение по службе, карьера за рубежом, открытие собственного бизнеса, возвращаются с новыми запросами. Но оказалось, что новое – это хорошо забытое старое.

Достижение целей приносило клиентам лишь кратковременное удовлетворение. Качество жизни и ее восприятие, отношения с коллегами и партнерами оставались прежними. В результате я задумалась: а так ли уж совершенен коучинговый метод? Попытки ответить на этот вопрос привели меня на магистерскую программу «Вышки» и INSEAD «Психоанализ и бизнес-консультирование». Только там готовят психоаналитически ориентированных коучей и организационных консультантов.

Юристы и коучи

Юридическая профессия – это в основном работа с негативом. Позитив привносит исключительно чувство сопричастности с результатом, которого достиг бизнес. Но на то, чтобы проживать это чувство, не всегда хватает времени.

В современных организациях юрист смело берет ответственность за то, что рекомендует бизнесу. Это требует жизнестойкости, уверенности, гибкости и непреклонности. И этому не учат в юридических вузах.

Сейчас многие начали серьезно заниматься спортом и вообще вести активный образ жизни: бегать марафоны, практиковать йогу по нескольку раз в день, ежедневно ходить в фитнес-клуб, чтобы отдать дань беговой дорожке. Разумеется, у каждого есть индивидуальные мотивы. Главное, чтобы человек понимал, что он не убегает от себя и своих чувств (агрессии, страха, тревоги). Выпускать эти эмоции через тело нужно, но этого недостаточно. Чтобы избежать соматизации и травм, нужно признавать эти чувства и прорабатывать их на психическом уровне. Иначе из-за стресса можно попасть в порочный круг навязчивых мыслей о том, что неудача на работе забывается после часа в спортзале. Именно в таких случаях нужно использовать помощь независимого коуча.

Ноу-хау

Понимание коучинга как метода помощи клиенту в раскрытии его возможностей для достижения цели в психоналитическом подходе существенно переосмыслено. Основной акцент делается не на результат, а на повышение осознанности в процессе достижения желаемого, причем с точки зрения всех граней жизни человека.

Часто на коучинг приходят с поверхностным бизнес-запросом, который лишь прикрывает истинную цель клиента. Задача психоаналитического коуча выявить глубинный запрос и работать именно над ним.

В моем подходе, там, где это необходимо, и с разрешения клиента мы заходим на территорию прошлого, чтобы проработать паттерны поведения, истоки которых вовсе не в бизнесе. Человек – это глубокий колодец, который невозможно поделить на две части – личного и служебного.

Сессия обычно длится около часа. Коуч и клиент встречаются каждые 7-10 дней. Я не ограничиваю формат работы каноническими 10-12 сессиями. Клиент сам почувствует, когда наступит время прекратить встречи. Для того чтобы собрать урожай и уложить его в лукошко, которое клиент унесет после опыта коучингового взаимодействия, я провожу от одной до трех сессий на выход. Это позволяет человеку осмыслить пройденный путь и присвоить свои достижения.

Длительность работы зависит от характера запроса. Как правило, после трех сессий становится понятно, сколько примерно времени потребуется для его проработки.

Считается, что коуч отвечает за процесс, а клиент сам достигает результата. С этим сложно спорить. Мне было приятно узнать, что клиент после девяти месяцев работы над запросом стать партнером в консалтинговой фирме, получил желаемое назначение. Но я не могу записать это достижение полностью на свой счет. Мне гораздо важнее, что я создала для него некое пространство, где он смог понять свои сильные стороны и которое в конечном счете позволило достичь нужного результата.

Во время сессий специально прорабатывается вопрос сопротивления. В бизнес-коучинге неприятие чаще всего возникает, когда клиент считает, что он может справиться с проблемами самостоятельно, и уверен, что другие его осудят, если он даст слабину, или же думает, что должен сделать свою работу на отлично, иначе его перестанут считать профессионалом. Это ограничивающие волю клиента убеждения, которые перестают помогать в действительно сложной, экстремальной ситуации.

В большинстве своем клиенты озвучивают цели, которые можно классифицировать как наиболее социально ожидаемые. Человек может принести свой отчет оценки по методу 360 градусов или результаты опросника MBTI. Поэтому я сторонник того, чтобы работать с живым запросом конкретного человека.

Кроме того, нельзя просто взять и решить задачу. Если на пути есть препятствие – его надо преодолеть, а не перепрыгнуть, – по  аналогии с тем, как очищают луковицу – слой за слоем. Моя задача объяснять клиенту, что нельзя решить все задачи сразу: что-то можно приоритезировать, что-то отложить, а с какой-то целью придется расстаться насовсем и проделать по ней «работу горя».

Запросы

Достигнуть определенной позиции, разобраться в вопросе «а тем ли я занимаюсь?», урегулировать тайм-менеджмент, наладить баланс личной и профессиональной жизни, предупредить профессиональное выгорание, справиться с конкретной ситуацией, выбрать путь развития карьеры – с  подобными запросами приходят специалисты и линейные менеджеры.

Управленцы высшего звена задают экзистенциальные вопросы, связанные с кризисом среднего возраста, вызовами второй половины профессиональной и личной жизни, а также проблемами «стеклянного» потолка в карьере.

Особый интерес представляет групповая работа. В юридической практике мне часто приходится сталкиваться с проявлениями групповой динамики, вопросами корпоративной культуры и ее влияния на стратегию компании. По меткому выражению известного бизнес-консультанта Питера Друкера, «культура ест стратегию на завтрак».

Работая с группой, чаще всего тема создается ее непосредственными участниками: командообразование, выстраивание коммуникаций, эффективное взаимодействие.

При написании магистерской диссертации о том, как организации сопротивляются изменениям, я проводила совместную работу с сотрудниками недавно объединенных компаний, используя метод социоанализа под названием «Фотоматрица». Каждый участник группы должен был самостоятельно подобрать фотографии по теме «На рубеже» и представить их на групповой сессии. В половине случаев, на фотографиях были изображены лестницы или фрагменты лестничных маршей.

В результате удалось обнаружить бессознательные мотивы и чувства сотрудников. Групповая работа помогла снизить уровень тревоги, вызванной интеграционными изменениями, а главное – преодолеть сопротивление переменам и стремление пережить эти не всегда позитивные чувства в одиночку.

Жизнь после

Эффективность работы в коучинговом формате прежде всего измеряется уровнем удовлетворенности клиента как после каждой сессии, так и после всего блока работы. В психоаналитическом коучинге не практикуется частое измерение степени удовлетворенности. Даже напротив, недовольство работой в краткосрочной перспективе рассматривается как ресурс и свидетельствует о сопротивлении значимым трансформациям, которые начали проявлять себя в ходе сессий.

Отсутствие у коуча опыта работы в бизнесе традиционно не считается препятствием для работы с клиентом.

Однако топ-менеджеры и лидеры организаций не готовы тратить свое время на объяснение коучу, у которого нет достойного управленческого опыта, того, как устроены бизнес-процессы. В момент выбора решающую роль может также сыграть наличие специальных знаний в определенной области. Такой опыт позволяет создать кредит доверия коуча у клиента.

Но коуч не должен становиться так называемым предметным консультантом. Хотя нередко в прямой коммуникации можно использовать собственный опыт. Это способ показать клиенту горизонт возможностей выбора модели поведения, опробованных коучем в своей бизнес-практике.

Заблуждения

Один мой клиент достаточно долго называл наши сессии тренингом. Он ждал от меня новых знаний и навыков, указаний, куда ему идти. Но тренер – это, скорее, учитель, и сами тренинги более эффективны в сочетании с коучингом по внедрению навыков, полученных на тренинге.

Мне хочется, чтобы люди отказались от стереотипов, что коуч – это только бизнес и про будущее, а к психологу я не пойду, ведь я здоровый человек. Именно на границе этих так сказать помогающих профессий создан уникальный метод: психоаналитический коучинг, который позволяет в сравнительно недолгой временной перспективе улучшить качество жизни во всех ее проявлениях и прийти к осознанности ежедневной деятельности.§

Текст: Лада Полубарьева