[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row]

Дмитрий Денисов

Head of Legal of SPI Spirits (Cyprus) Limited

Площадка: Kingston University London (Кингстонский университет) совместно с РАНХиГС
Программа: MBA in Strategic Management
Год получения диплома: 2010

Html code here! Replace this with any non empty text and that's it.

Корректировка планов

Готового специалиста пока не делает ни одна образовательная программа. Но наличие бизнес-образования может ускорить процесс интеграции в профессию. Именно опытному корпоративному юристу, много лет обслуживающему бизнес, иной раз легче стать руководителем общего профиля. С моей точки зрения, программа MBA может принести больше пользы инхаусу, нежели консультанту, т. к. последний чаще является специалистом узкой, сугубо правовой сферы.

Когда я, живя еще в Москве, поступал на MBA, выбор был небогат. Совместная программа Академии народного хозяйства и Кингстонского университета была одной из немногих иностранных программ MBA в стране. В то время лучшая из всех.

Я не мог позволить себе учиться full-time и не понимаю, кому это доступно в возрасте построения карьеры. Обучение part-time – это вопрос того, как человек расставляет приоритеты: у меня на первом месте была работа.

Попасть в школу было достаточно легко. Однако после поступления выяснилось, что учиться гораздо сложнее, чем я ожидал. Более того, часть учебного времени совпала со сменой работы и переездом в другую страну. Обучение проходило на английском языке. Экзамены мы сдавали, когда к нам раз в полгода приезжала английская профессура. Письменные работы готовились заранее и направлялись английским преподавателям по электронной почте не позднее обозначенного дня и часа. Опоздаешь на час – рассматривать работу не будут или как минимум оценят с существенным дисконтом.

Я оплачивал обучение поровну с моим бывшим работодателем. Уверен, что корпоративный MBA должен быть особой привилегией для избранных, нежели «обязаловкой» для многих.

Вероятно, у меня были слишком завышенные ожидания. Уже тогда я занимал позицию юриста-руководителя в достаточно крупной компании. Возможно, именно поэтому я не увидел идеального нетворкинга для своих карьерных целей. На программе в основном обучались молодые люди, ожидающие, что диплом поможет им занять руководящие позиции.

Знание – сила

Тем не менее полученные знания оказались действительно важны. Все иностранное обучение построено на самообразовании. Если в российских вузах преподаватель – ментор, то в иностранных – модератор. Он не вкладывает знания напрямую, а лишь показывает дорогу к ним: рекомендует, что почитать, на какую тему поразмышлять. Процесс обучения не сводится к запоминанию лекций или текстов из учебника, а строится на выработке способности критически проанализировать информацию из разных источников, посмотреть, как это на самом деле работает в той или иной бизнес-модели, сформировав в итоге свою собственную аргументированную точку зрения (critical reasoning). Это и есть базовый закон любой приличной иностранной магистерской программы.

По-моему, основная идея MBA – это необходимость адаптации бизнеса под постоянно меняющуюся внешнюю среду. Один из самых интересных курсов моей программы назывался Management of Change, который призван помочь руководителям высшего и среднего звена не только вовремя заметить неизбежные изменения рынков и обратить внимание на новые горизонты, но и осуществить самое сложное – организовать необходимые обновления. Интересно наблюдать конкретные кейсы, которые наглядно демонстрируют то, как видоизменялись компании и даже целые отрасли с течением времени.

Для того чтобы быть эффективным, любое образование должно предметно ориентироваться на профессию. Это касается и бизнес-образования. Важно, чтобы экономические и бизнес-дисциплины преподавали практики, а не только теоретики, ни дня не проработавшие в бизнесе и знакомые с предметом исключительно по чужим, зачастую устаревшим или не самым приличным учебникам.