Вопрос-ответ

Сейчас на рынке нет комплексных автоматизированных решений для юристов. Да и большинство юридических департаментов до последнего времени не задумывалось об автоматизации. Решения, которые можно купить, в основном имеют узкую направленность: учет таймшитов, картотека дел, электронный документооборот и т.п.

В 2010 году мы начали описывать все свои процессы, включая хронометраж и стандартизацию основных операций. И к 2014 году автоматизировали более двухсот направлений правовой экспертизы, а также перевели на единую технологическую платформу все взаимодействие между юристами банка и внутренними клиентами из других функциональных подразделений. Система получения юридических ‘экспертиз отслеживает занятость юристов, в автоматическом режиме распределяет задачи между специалистами нужной категории и квалификации, а также прогнозирует, через какое время автор запроса сможет получить ответ. Результатом нашей работы является удовлетворенность внутреннего клиента, которую мы отслеживаем в системе: собираем аналитику и замеряем эффективность.

В итоге мы сформировали единую базу знаний, в которой аккумулируются юридические заключения и судебная практика. На данный момент она содержит около четырех миллионов ответов на самые разные правовые вопросы.

Суды

Судебная работа строится на базе технологии case management, в рамках которой происходит заведение, распределение и обработка судебных запросов с последующей подготовкой и сопровождением дел. Все выстроено как единый процесс, предусматривающий различные сценарии и стратегии работы: запуск апелляции, обжалование промежуточных судебных актов, выделение исковых требований и т.д.

Сбербанк инициирует 5—7 процентов от общего объема исков в России. Сейчас наша задача исключить юристов из всех типовых операций, не требующих профильных знаний. Предпосылкой этому стал рост числа поданных банком исков: 80% – типовые иски по банковским картам и потребительским кредитам. Мы должны справляться с таким объемом без увеличения штатной численности (в 2016 году в Сбербанке работали 3 289 юристов). Раньше мы сталкивались с проблемой определения подсудности, приходилось отслеживать более 8 тыс. разных источников. Единая база отсутствует и сегодня, но мы нашли решение. Наша технология позволяет без участия человека непрерывно собирать данные о подсудности с сайтов судов, актуализировать и преобразовывать их в единый формат для последующей роботизированной подготовки исков. Для каждой рутинной задачи мы стараемся находить индивидуальное решение и использовать доступные технологии.

В результате юрист будет приступать к работе над иском уже на этапе подачи документов в суд, а все предшествующие этапы будут автоматизированы.

Большой объем дел Сбербанка проходит через третейский суд. Здесь нам удалось автоматизировать большую часть задач, интегрировать автоматизированные системы банка и третейского суда и полностью настроить сквозной электронный документооборот с использованием ЭЦП. Сейчас в Сбербанке создают прототип, основанный на смарт-контрактах с использованием технологии blockchain, который позволит минимизировать ручной труд как для юристов, так и для суда. В проработке вопросы автоматической подачи исков в государственные суды и их последующее сопровождение.

Бот в помощь

Скоро сотрудникам Сбербанка будет доступен телеграмм-бот, с помощью которого можно получить юридическую консультацию самой разной тематики. Сейчас бот активно обучается, и мы задумываемся об использовании в качестве помощника юриста на разных этапах судебной работы. Он может отслеживать вынесение судебных актов, получать материалы дела, искать судебную практику и многое другое.

Диджитализация коснется правового сопровождения деятельности банка и в части интеллектуальной работы с документами.  Создан прототип, позволяющий автоматически формировать правовые заключения с использованием технологий машинного обучения. В следующем году будем внедрять промышленное решение.

Повышая эффективность, мы планируем активно использовать технологии big data для выявления скрытых закономерностей и предикативной аналитики.